база адресов телефонов по санкт-петербургу телефонная тут скачать телефонный справочник москвы 2015 определить местонахождение мобильника найти как поиск Блог о препарате для женщин

Мир иллюзия

Мир иллюзия
09.12.2011
Сознание, или душа, по религиозным представлениям, составляет сущность человека; она стремится к возвышенному, «истинно реальному», неземному.
 

Действительно, вдумываясь в только что перечисленные «этапы перерождения», нетрудно заметить, что во всех случаях речь идет не о самом бытии, а о его восприятии человеческим сознанием. Анализу не подвергаются отдельно внутренний мир человека и тот внешний по отношению к нему объективно существующий мир, который люди воспринимают. Анализируется лишь одно сознание. То, что буддисты называют «опытом» человека, рассматривается как цепь представлений, чувств, переживаний, рождаемых самим сознанием.

Одной из важнейших сторон религиозных и религиозно-философских систем древней Индии был анализ человека, т. е. разложение его тела и духа на составные части и рассмотрение этих частей в их качественном различии и связях. Характерным при этом было противопоставление сознания человека его телу и вообще всему материальному. Сознание, или душа, по религиозным представлениям, составляет сущность человека; она стремится к возвышенному, «истинно реальному», неземному.

Буддизм не представляет в данном случае исключения. Наоборот, он более последователен, чем многие другие религиозные системы, в своем скептическом отношении к чувственному бытию (мир иллюзии), полному страданий. В конечном итоге он просто отрицает реальность объективного мира.

Скептицизм по отношению к объективному миру в буддизме выражается не только в тезисе о страдании, но и в учении о непостоянстве, текучести, бренности мира.

Немало страниц буддийской литературы посвящено теме бренности всего земного. Нужно отметить, что буддийская мысль уловила и отразила диалектику бытия, диалектику реальных процессов мира и создала учение о всеобщем непостоянстве. Эту особенность отметил в «Диалектике природы» Ф. Энгельс: «...диалектическое мышление — именно потому, что оно имеет своей предпосылкой исследование природы самих понятий,— возможно только для человека, да и для последнего лишь на сравнительно высокой ступени развития (буддисты и греки), и достигает своего полного развития только значительно позже, в новейшей философии».

Естественно, что элементы диалектического подхода к действительности, выраженного в учении о всеобщем непостоянстве, не дают основания представлять буддизм в целом в качестве мировоззрения, не противоречащего науке, считать его чуть ли не «диалектическим материализмом», как это делают некоторые исследователи, в частности М. Рой. Буддизм — религия. Этим определяется в конечном счете его сущность, его подход к объективному миру, противоречащий подлинно научному мировоззрению, каким является диалектический материализм.

Обращаясь к явлениям физического мира, буддийские тексты обычно, для раскрытия их непостоянства, ограничиваются такими элементарными примерами, как поток воды, постоянно «производящее себя и пожирающее себя» пламя свечи, непрерывно меняющиеся формы плывущих по небу облаков. И это понятно: физический мир мало интересовал и интересует буддийских схоластов. Их внимание сосредоточено на внутреннем мире человека, на человеческом сознании, которое рассматривается как непрерывный поток постоянно меняющихся представлений, мыслей, чувств, образов. Перерабатывая в идеалистическом смысле учение древнеиндийских атомистов, буддийская схоластика разбивает этот поток на бесконечную цепь следующих друг за другом элементарных частичек сознания, мгновенно появляющихся и тут же исчезающих, чтобы дать место новым. Отдельные элементы сознания сменяют друг друга с огромной быстротой. Естественно, что при такой скорости невозможно обнаружить каждый отдельный элемент сознания и процесс их смены. Можно лишь проследить достаточно длинные «цепи моментов», которые в своей совокупности и составляют «поток сознательной жизни» каждого индивидуума.

Уловимые при анализе «потока сознания» его элементы — «цепи моментов» — и подвергаются, собственно, анализу в той части буддийского учения, которую принято называть «психологией буддизма». Разлагая живое, подвижное, бесконечно сложное и многообразное сознание человека на неразрывно связанные в действительности части, возможно мысленно абстрагировать эти части друг от друга. При этом сравнительно легко выделить те ощущения, которые воспринимаются в сознании как сигналы, идущие от внешнего мира,— свет, цвет, звуки, мягкое, теплое, сладкое и т. д. Можно выделить также определенные приятные и неприятные переживания, а затем и реакции, связанные с ними, — гнев, радость, скорбь, презрение, зависть. Наконец, при наличии определенной фантазии человек обладает способностью определить те «чистые», лишенные конкретного содержания части сознания, которые наполняются перечисленными выше мыслительными и эмоциональными моментами, а также силы, которые вызывают ту или иную конкретную конфигурацию частиц сознания, воспринимаемую нами как представления, идеи, понятия и т. д.

Таким образом, буддизм требует ухода от рассмотрения внешнего по отношению к сознанию человека мира. Рассматривать его, по мнению буддийских теологов, нет никакой необходимости, потому что сознание не отражает этот мир (он попросту не существует), а порождает его своей творческой активностью. Такую своеобразную форму принимает в буддизме характерное для любой религии пренебрежение к материальному, к тому, что выходит за пределы сознания.

В данном случае буддизм не был оригинальным. И до него различные философские направления древности, связанные с брахманизмом, разлагали человеческий организм на составные части—тело и душу. Существование материального мира, в котором обитает тело, не подвергалось сомнению, хотя сам мир не анализировался.

Буддизм также делает объектом анализа человека. Но не человека в целом, а его сознание. Сознательная жизнь каждой личности, воспринимающей и переживающей мир, рассматривается как единый процесс, как комплекс психических элементов, вне которого ничего нет.

Согласно традиции, берущей начало в литературе Абхидхаммы, то, что принято считать личностью, состоит из: а) «чистого сознания» (читта или виджняна); б) психических явлений в абстракции от сознания (чайтта); в) «чувственного» в абстракции от сознания (рупа); г) сил, сплетающих, формирующих предыдущие категории в конкретные сочетания, конфигурации (санскара, чэтана).

Приведенные составные части личности подвергаются в философских трактатах еще более детальному разделению. Принципы этого разделения бывают различны. Один из наиболее известных принципов — деление сознания на группы элементов (сканды). Сканд пять. В первую входят элементы чувственного, т. е. все то, что в обыденной жизни нами считается материальным., внешним по отношению к нашему сознанию. Далее следует «чистое сознание», о котором уже шла речь. За ним — «психические процессы», охватывающие эмоциональные явления внутренней жизни: чувство приятного, неприятного, гнева, а также такие явления, как память, внимание и т. д. Под «процессами непсихическими» подразумевается то, что относится якобы к силам, обусловливающим самый поток сознания. Это как бы энергетическая сторона сознания. Наконец, сканда «неподверженного бытию» содержит такие элементы сознания, которые, не проявляясь внешне, способны оказывать на него тормозящее влияние. Они, по буддийским представлениям,— залог спасения.

Теоретики буддизма, как это видно из сказанного, не ограничиваются элементарным анализом сознания. Их анализ вырастает в сложную теорию, составляющую основу всего миросозерцания буддизма и его учения о спасении.

Разложив сознание на мельчайшие составные части «потока», которые все в равной степени являются частицами сознания, буддисты пришли к выводу, что ничего, кроме сознания, не существует. То, что в моем сознании, рассуждают они, наличествуют такие чувственные элементы, как свет, тепло, и т. д., вовсе не говорит о том, что всем этим элементам вне сознания соответствует нечто объективное. Предметы «внешнего» мира» иллюзорны, иллюзорно все то, что мы ощущаем. А если рождающимся в нашем сознании представлениям, идеям, чувствам не соответствует ничего в чувственном мире страданий, то нечего и заниматься рассмотрением этого мира, а надо все свое внимание обратить на само сознание, порождающее мира иллюзий «иллюзорный мир». Именно поэтому Будде приписывается пренебрежительное отношение к вопросам бытия, ко всему тому, что не связано непосредственно с учением о спасении. Проблема спасения, таким образом, целиком переносится в сферу сознания.

Индийский историк-марксист Дебипрасад Чаттопадхьяя в своих работах по истории индийской философии правильно подчеркивает, что в конкретных исторических и социальных условиях эпохи формирования буддизма, когда люди «плавали в океане страданий», всякая попытка указать реальный, практический выход из этого положения была бы утопией.

Реальный гнет социальных сил принимает в религиозном сознании буддистов форму неземную, сверхъестественную. «...Единственный оставшийся выход,— пишет Д. Чаттопадхьяя,— состоял в том, чтобы создать тип иллюзии, соответствующей эпохе». Сам мир страданий, по учению буддизма, только иллюзия, порождение «неведения», «заблудшего» сознания.

Эта близкая к субъективному идеализму позиция раннего буддизма дает ключ к пониманию часто встречающегося в древних текстах утверждения, что сансара пуста. Действительно, чем она может быть заполнена, если ее порождает лишь наше сознание?

Однако, как бы «иллюзорно» не было зло, мы не перестаем ощущать его в нашем сознании, и острота переживания несчастий нисколько не делается мягче от того, что переживания порождены нашим сознанием. Чисто философское теоретизирование о «пустоте сансары» объективно никому утешения не дает. Ведь «первая благородная истина» и утверждает именно неизбежность страданий. Остается одно—«осуществить такое психологическое преобразование личности, при котором чувство переживаемого несчастья может быть преодолено».

К этому психическому преобразованию личности, собственно, и сводятся все те пути спасения, которые предлагает буддизм для преодоления «иллюзии страдания». Но прежде чем перейти к рассмотрению этих путей, следует ответить на один из наиболее запутанных в литературе о буддизме вопросов. Речь идет об отношении к сверхъестественному, «потустороннему» в буддийском мировоззрении.

Возврат к списку

Оценить статью:
 
 
Оцените сайт:
 
 
 

Интересно почитать: КонфуцианствоБожества дорог и границУчение о душе


Справка
В рамках проекта «Путь самурая» мы хотим показать мир глазами самурая.
Холивар
Кто победит, самурай или ниндзя?
+8923
+8898
 
Форум
Современная японская литература
Всё о японском кино и японских режиссёрах
Мир японских комиксов и анимации
С чего начать изучение японского языка
Хирагана (ひらがな) и Катакана (カタカナ)
Необходимая информация для путешественников о Стране Восходящего Солнца
Все о Японии
Храмы, парки, дворцы, башни, города, улицы Японии
Мнения, отзывы, комментарии и рекомендации от тех, кто уже побывал в Японии
Рецепты и описания блюд, специй и напитков японской кухни
Рис, водоросли нори, рисовый уксус, соевый соус, морепродукты и многое другое
合 - ай - соединение, 気 - ки - дух, энергия, 道 - до - путь.
Дзюдо - «Мягкий путь» или «Путь мягкости»
Карате: «путь пустой руки» — японское боевое искусство.
Искусство самых загадочных воинов Японии 12-19 века.
Кто такие самураи? Что означает слово самурай? Обсуждаем и задаем свои вопросы...
Мечи, доспехи, копья, луки и многое другое...
Cервис, который проводит ремонт рулевых реек в москве